Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Anandamide

Опубликовано 16.02.2017

Скорее всего, каждый человек на этой планете испытывал тревогу — это яркое чувство, будто впереди тебя ждет что-то очень нехорошее.

Многие из нас, скорее всего, считают, что причина тревоги кроется в психологии.
Однако врачам давно известны случаи, когда человек испытывает это чувство, но при этом не находится в опасности и не испытывает стресс, он сам недоумевает относительно того, в чем кроется причина. Многих из таких людей тревога не покидает и спустя годы психотерапии. Будто у этого состояния психики нет никакой причины или смысла, что многие врачи, а особенно психоаналитики, сочли бы ересью.

Недавнее нейробиологическое исследование отчасти объясняет этот феномен. Ученые впервые продемонстрировали, что определенные вариации генов в мозге делают людей менее нервными и способными легко забывать страшные и неприятные вещи. Из-за таких вот приятных мутаций в их мозге производится больше анандамида — так называемой «молекулы кайфа» и нашей собственной природной марихуаны.

Если вкратце, то некоторые люди менее предрасположены к тревоге из-за того, что они выиграли у эволюции в лотерею генетическую мутацию, которая никак не влияет на их силу или характер. Она есть у примерно двадцати процентов взрослых американцев. Также они с меньшей вероятностью подсаживаются на марихуану, как и, предположительно, на другие наркотики — возможно, потому что им не нужен успокаивающий эффект, который оказывает марихуана.

Один из моих пациентов, мужчина чуть старше сорока лет, пришел ко мне, мучимый депрессией. На первом сеансе он рассказал, что на протяжении 15 лет употребляет каннабис (так ученые называют коноплю — прим. Newочём) почти каждый день.
«Это стало частью моей жизни», — объяснил он. — «Все становится более интересным, и я могу переживать несчастья, при этом не слишком расстраиваясь»

Но также было ясно, что хроническое пристрастие к марихуане значительно притупило его чувства и он, будучи менее нервным, стал хуже работать.
Когда он, наконец, перестал употреблять каннабис, его чувства обострились и следом за этим пришло чувство тревоги: «Сейчас я более живой, я все четко воспринимаю, но в то же время легковозбудим и постоянно на нервах»

Очевидно, что мой пациент приглушал свою хроническую тревожность, многие годы бывшую иммунной к психотерапии, при помощи марихуаны. Разумеется, кому-то покажется, что его постоянное употребление каннабиса сделало терапию менее эффективной, поскольку в плане мыслительного процесса вы не можете пройти через определенные психические конфликты, если не в состоянии выносить тревогу. Пожалуй, правда в этом есть, хотя мой пациент иногда нервничал, даже под действием марихуаны.

Но можно и с другой стороны посмотреть на проблемы моего пациента. Эндоканнабиноидная система, названная так из-за того, что активным наркотиком является каннабис, очень близко расположена к анандамидовой, находящейся в мозгу, при этом именно она является целью марихуаны, и очень долгое время именно с ней связывали чувство тревоги. Она есть у многих животных, хотя найти другое существо, достаточно умное — или глупое — для того, чтобы стимулировать свои рецепторы при помощи каннабиса, довольно-таки непросто. Основным каннабиноидом в нашем мозге является анандамид, синтезируемый нашим телом. Его название происходит от слова ananda (санскрит.), означающее «спокойствие», поскольку, когда он воздействует на каннабиноидные рецепторы, это оказывает успокаивающий эффект.

В каждом из нас производится анандамид, но у людей, получивших от природы счастливый ген, его больше, так как у них в меньшем количестве продуцируется энзим под названием FAAH, который анандамид деактивирует. Именно мутация в гене FAAH приводит к тому, что в мозге человека плещется больше «молекул кайфа».

Люди с таким геном FAAH реже испытывают тревогу и менее склонны к употреблению марихуаны. Более того, куря марихуану, они чувствуют себя менее счастливыми, по сравнению с людьми, имеющими нормальный ген FAAH, которым она приносит удовольствие. Зачем употреблять марихуану, когда у тебя и так полным-полно её природного заменителя.

Исследования показали, что люди без измененного гена тяжелее испытывают отказ от употребления каннабиса. Вот вам пример полезной мутации: она делает вас более спокойным и снижает зависимость от марихуаны, — а, возможно, и от других наркотиков.

Например, в результате одно исследования почти 2 100 здоровых волонтеров выяснилось, что люди с двумя копиями мутировавшего гена попадают в зависимость от марихуаны с вероятностью, примерно в два раза меньшей (11%), чем у обычных людей (26%).

Разумеется, речь идет о моральной стойкости, а не отсутствии абстинентного синдрома: двойное количество мутировавшего гена дает вам больше сил, чтобы просто сказать «нет».

Что интересно, представители разных этнических групп по-разному предрасположены к мутации FAAH. Согласно недавним данным, собранным HapMap, интернациональным проектом, в рамках которого изучаются генетические отличия и сходства между людьми, примерно 21% американцев с европейским происхождением, 14% китайцев и 45% йорубаговорящих нигерийцев обладают этим вариантом гена.
Учитывая, что каннабис прекрасно снимает неприятное состояние ума и усиливает чувство счастья, тот факт, что он является наиболее потребляемым незаконным наркотиком в США, вряд ли может кого-то удивить — впрочем, некоторые штаты уже его легализуют. 44% американцев в возрасте от 12 и старше сообщали о том, что в определенный момент своей жизни употребляли марихуану, как заявляет National Institute on Drug Abuse.

Также весьма вероятно, что недавние открытия о каннабиноиде являются частью чего-то большего. К примеру, существует доказательство того, что генетическая вариация опиоидного рецептора, на который воздействует морфин, оксиконтин и другие опиаты, позволяет с большей вероятностью не выработать зависимость от опиатов.

И все же, неужели эта каннабиноидная мутация лишь сопровождается меньшей тревожностью и пониженной тягой к марихуане — или она их вызывает?

Чтобы ответить на этот вопрос, профессор психиатрии Фрэнсис С. Ли и исследователь Ива Динчева, оба из медицинского колледжа Вейла Корнелла, как и их коллеги из Университета Калгари и других мест, взяли человеческий вариант гена FAAH и пересадили его в мышь, где они могли изучить его действие и специфические эффекты. В то же самое время они наблюдали за группой людей с вариантным геном FAAH. (Исследование было опубликовано на прошлой неделе в Nature Communications).

Разумеется, эти «очеловеченные» мыши, получившие ген, были менее тревожны, в пользу чего свидетельствует тот факт, что они проводили больше времени в открытой секции лабиринта (более нервные мыши, наоборот, предпочитали находиться среди стен). Как и люди с этим геном, они демонстрировали похожие изменения в нервных реакциях, связанных с тревогой и страхом.
Однако полезные стороны этой мутации на этом не заканчиваются.

И мыши, и люди с каннабиноидной мутацией легче избавлялись от страха — иначе говоря, они научились, как более эффективно не бояться.

Итак, природа сделала нас всех в одинаковой степени готовыми к опасности: мы все в равной степени быстро учимся бояться разных вещей. Но некоторые из нас, вроде людей с каннабиноидной мутацией, забывают о прошлых невзгодах легче и живут с гораздо меньшей тревогой на душе.
Для вида это очень хорошо: нас защищают те, кто всегда тревожен и бдителен, а вперед двигают те, кто более спокоен и открыт к исследованиям

Помимо того, что мы узнали больше о нервозности, эти открытия также позволят нам ввести новые терапевтические цели для лечения широкого спектра зависимостей. Все дело в том, что каннобиноидная цепь напрямую воздействует на дофаминовые рецепторы, которые являются основными целями самых распространенных наркотиков, вроде кокаина, опиатов и алкоголя. Следовательно, возможно, что лечение, направленное на эндоканнабиноидную систему, поможет избавить человека от пристрастия к марихуане и другим наркотикам.

Сейчас вы, должно быть, гадаете, зачем нам в голове вообще каннабиноидные рецепторы. При этом они являются одними из самых многочисленных из рецепторов головного мозга. Между прочим, у нас еще есть опиоидные рецепторы и никотиновые, которые являются как бы замками, а опиаты и никотин — ключами. Тело само создает для них свои «ключи». Что же до бензодиазепинового рецептора, то мозг вырабатывает успокаивающий нейротрансмиттер GABA, который связан с местом, расположенным неподалеку от рецептора, куда нацелены препараты вроде валиума и клонопина.
Ну, если вы креационист (меня в таком случае вычеркните), то вас должно удивить поразительное чувство юмора создателя, собравшего наши мозги по столь разнообразным схемам, при том, что некоторые из нас испытывают множество соблазнов, а кто-то не думает о них вовсе. Все это очень несправедливо

Факт в том, что мы все наделены случайным и абсолютно не честным ассортиментом генетических вариаций, которые делают нас более или менее спокойными, нервными, депрессивными или склонными к употреблению наркотиков. Некоторые с облегчением обнаружат в себе вариацию, которая делает их более тревожными людьми — ведь тогда это не они слабые, это природа распорядилась так. Моему пациенту отлично помогли антидепрессанты и медитация. Но психотропные препараты, терапия и техники релаксации помогают не всем, так почему бы не лечить тревогу марихуаной?

Проблема в том, что каннабис замедляет каннабиноидную систему мозга, и если доказательства того, что хроническое употребление наркотика ведет не только к избавлению от тревоги, но и к проблемам с усвоением информации и памятью. Что нам действительно нужно, так препарат, способный увеличивать количество анандамида — нашей молекулы счастья — у тех, кому не повезло с генами.